Дорога к дому. Москва — Южа

(Продолжение. Начало в №№ 17, 19-20, 23, 25, 27, 34, 38, 46, 50, 61, 62, 68, 81, 83, 85, 91, 97, 5, 9, 13, 15, 19, 21, 23,  25, 28, 31, 32-33, 41, 60, 64, 68-69, 74, 80).

Лишь чудесный липовый парк да бывшая конюшня Харламова, в которой долгие годы размещался сельсовет, напоминают ныне о художнике. И ещё здание каменной школы дореволюционной постройки: в нём до сих пор учатся дети…

Будете в Тименке, загляните в местную церковь или, вернее, в то, что от неё осталось: от главок — только остовы, да и то упавшие набок, кровли нет, росписи на стенах утрачены… С 1806 года красовался в селе каменный храм с 4 приделами (в честь Казанской иконы Божией Матери, св. Николая Чудотворца, св. Анны Пророчицы и св. Георгия Победоносца). Свыше тысячи душ мужского и женского пола из Тименки и близлежащих деревень Сукова, Костюхина, Бурдинки, Медвежья, Новосёлок ходили в неё молиться. По словам старожилов, стены здешней церкви в своё время расписал Харламов. Сохранились у местных жителей и иконы кисти академика…

Похоронен Харламов на сельском кладбище. Могила цела, но безымянна, т.е. ни памятника, ни креста…"

Да, дорогой мой читатель, вот так мы ценим и любим своих земляков, даже таких знаменитых и уважаемых, так относимся к их памяти!

А храм в Тименке ныне потихоньку восстанавливается, из окна автобуса можно увидеть его голубые купола.  А наше путешествие, тем не менее, продолжается.

И на пути нашем, слева от дороги — деревня Медвежье, так же как и множество таких деревень, деревня медленно умирает, да и чему удивляться, старики уходят в вечность, а для молодёжи в деревнях практически нет никаких условий, да что деревни, сёла вырождаются и малые города.

Скоро о существовании этих деревень будут напоминать лишь названия на старых географических картах…

А названия ласковые, добрые, такие как Тименка, Марьинка, Жуковка и др.

В рассказе мною был упомянут писатель Виктор Лихачёв и его замечательная книга «Кто услышит коноплянку?». Вот что пишет В.Лихачёв: «…Даже когда Киреев жил в Москве, его просто выводили из себя местечковые юмористы, осмеивавшие по телевизору и с концертных эстрад всё и вся. И когда один из них произносил в монологе слова: „В Лондоне тепло, а в деревне Гадюкино опять идут дожди“, а зал покатывался со смеху, Киреев свирепел: „Над кем смеётесь? Над собой смеётесь“.

Только младенец не мог бы понять, какую символику несла в себе деревня под названием Гадюкино, где в отличие от всей планеты всегда идут дожди, всегда грязно, холодно и сыро.

Но выросший на некрасовских „Кому на Руси жить хорошо“ и помня все эти деревни Неурожайки, о которых писал поэт, Киреев тогда молчал. С классиком не поспоришь, думал раньше он. Но вот прошагал Михаил русскими путями-дорогами — и не встретил деревни Гадюкино — ни в прямом, ни в переносном смысле. Зато побывал в десятках Берёзовок, Липок, Сосновок, Ольховок. Имя много говорит не только о человеке. Принимая то или иное название, деревня, город словно выбирает себе судьбу. Десятками исчислялись и встреченные Киреевым сёла Троицкие, Спасские, Петровские, Никольские, Архангельские, Успенские…Встречались и Дураковки, Хмелёвки — куда же без них, но их было мало. Зато однажды на Тамбовщине пришлось ему проходить через деревню Альдию. Оказалось, что когда-то один помещик, похоронив любимую арабскую кобылу, так назвал в честь неё свою деревню. А в Тульской области он ночевал в деревне под названием Кинь-Грусть. Славное название, не правда ли?

Вот и захотелось мне напоследок перечислить хотя бы названия части тех сёл, деревень и городов, через которые вела дорога Киреева. Не сомневайтесь, все они есть на карте России.

Степь, Троица, Летогоще, Орловка, Соколово, Желанное, Боголюбовка, Сестричка, Пески, Большие Голубочки, Поляны, Ясенки, Дубрава, Майское, Серебряные Ключи, Благодать, Ласково, Малиновка, Рябиновка, Мирный, Травнино, Муромцево, Натальинка, Загорье, Калиновка, Горки, Щегловка, Ольгинка, Сретенка, Луговка, Лермонтово, Грунин Воргол, Галичья Гора, Задонск, Сапожок, Бобров, Анна, Свобода, Беломостье, Горностаевка, Вязовик, Красное, Стрелецкое, Казачье, Дивогорье, Пухово, Колодезное, Зелёный Луг, Марьино, Софьинка, Соловьи, Коноплянка, Красивка, Соболево, Серебряное, Карион, Богословка, Свечино, Дубки, Вишнёвое, Варваринка, Лужки и др».

А мы, уважаемый читатель, въезжаем в Южский район.

Граница Южского и Палехского районов — «Вернулся я на родину, шумят берёзки белые…»

Лет пять назад довелось мне вместе с настоятелем и прихожанами южского храма Смоленской иконы Божией Матери пройти практически от самой границы Южского района до Южи  Крестным ходом с иконой Пресвятой Богородицы «Неопалимая Купина».

Неподалёку от поворота на Гридино отслужили молебен.

Надо сказать, что вся южская округа находится под невидимым Покровом Пресвятой Богородицы, не так часто бывает, чтобы в одной местности несколько раз были чудесные явления икон Пресвятой Богородицы. А в Юже дважды были явления икон Матери Божией «Смоленская» и «Неопалимая Купина». На территории Южского района несколько храмов и два монастыря были посвящены Пресвятой Богородице Деве Марии. Это Успенский монастырь в Хотимле-посвящён Успению Пресвятой Богородицы, к большому сожалению, великолепный храм этого монастыря, чудом сохранившийся до наших дней, постепенно разрушается. Иконе Пресвятой Богородицы «Иверская» посвящён монастырь на Святом озере, в с. Мугреевский. В самой Юже Матери Божией посвящён храм Смоленской иконы Божией Матери. В селе Груздево находится храм Покрова Пресвятой Богородицы, а неподалёку от Груздева, на оз. Богоявленском — Ламненском в селе Большая Ламна храм посвящён Сретению иконы Матери Божией «Владимирской». И наконец, в с. Холуй один из храмов посвящён Введению во храм Пресвятой Богородицы, а второй, несохранившийся, был посвящён Тихвинской иконе Пресвятой Девы Марии.

В местечке Гридино мне пришлось побывать в далёком детстве, воспоминания остались смутные. Второй же раз удалось мне побывать в Гридине летом этого года благодаря помощи моих друзей Татьяны и Александра Суеваловых. Просёлочная дорога, ведущая к Гридину, постепенно зарастает. Непосредственно перед Гридиным дорога пересекает две речки, первая речка, как я понял, вытекает из болота и пересекает гридинскую дорогу и дорогу, ведущую в Хотимль сразу на выезде из Преображенского, перед поворотом на Марьинку.Мост через речку на гридинской дороге полуразрушен, и проехать по нему на автомобиле практически невозможно, во всяком случае довольно рискованно. Автомобиль пришлось оставить у моста и дальше около полукилометра двигаться пешком. Вторая речка вытекает из Гридинского озера, и мост через неё каменный и довольно крепкий, видимо, сохранившийся ещё со времени основания усадьбы.

Если кратко охарактеризовать нынешнее состояние усадьбы, она находится в полном запустении и постепенно зарастает травой и лесом. Сохранились два-три полуразрушенных дома, несколько сараев, старинный фонтан, кирпичная башня и дендропарк с озером.

В недавнем прошлом в Гридине находился Гридинский лесхоз. В одном из домов, как я знаю, жила знакомая мне по Юже тётя Люся Памфилова.

Предположительно старинная усадьба в Гридине была основана семьёй южских фабрикантов Балиных. Во всяком случае есть в ней некоторое сходство с усадьбой Балиных в Преображенском.

Наш автобус минует старую узкоколейную дорогу Южа-Шуя (теперь здесь проходит трасса газопровода), справа поворот на Гридино и Травино. Минуем перекрёсток дорог на Преображенское и Хотимль.

Из окна автобуса видна старая водонапорная башня, а за ней выцветшие купола церкви Преображения Господня. За окном проплывает старый сад, а вдали за рекой Тезой в сизой дымке видны домики деревни Ирыхово.

А вот и поворот на деревню Нагорново, здесь мне тоже довелось побывать в юности. Нагорновская гора. (Кстати, здесь, справа от асфальтового шоссе, сохранился небольшой участок старой булыжной дороги-каменки, эту дорогу я прекрасно помню, в детстве не раз по ней ездили с мамой в Хотимль). Быстрый спуск и медленный подъём. Миновали перекрёсток на Протасиху и родник. Быстро проскочили трассу газовой магистрали. Голубое топливо не так давно пришло в Южу, но думаю, мои земляки по достоинству оценили  преимущество этого вида топлива, по сравнению с дровами и торфом. И вот уже вдали виднеется Южский въездной пост ДПС. Влево отходит старая дорога на Арсеньевку. А мы, проехав ещё совсем немного, подъезжаем к Юже. Вот и закончилось наше долгое путешествие длиною в 300 с лишним километров через три области — Московскую-Владимирскую и Ивановскую.

Наш автобус въезжает на улицу Фрунзе, за окном проплывают деревянные одноэтажные домики…

Как-то давно прочёл книгу Ильфа и Петрова «Одноэтажная Америка»- Южа как раз подходит под название «одноэтажной», так как в основном застройка Южи — это одноэтажные частные дома.

Название этой улицы, как впрочем, и многих других в Юже, посвящено революционным традициям.

Михаил Васильевич Фрунзе был одним из самых выдающихся революционных деятелей России и недаром его называли «генералом революции». В период 1905—1907гг. Фрунзе вёл партийную работу в Москве, а с мая — в Иваново-Вознесенске и Шуе, был членом комитета РСДРП. В мае — июле 1905 года был в числе руководителей  Иваново-Вознесенской стачки текстильщиков. Во главе боевой дружины иваново-вознесенских и шуйских рабочих участвовал в декабрьском вооружённом восстании 1905г. в Москве. Был делегатом 4 съезда РСДРП от Иваново-Вознесенской окружной организации.

В. КОПРОВ

(Продолжение следует)