Земляк Пожарского

С руководителями милицейских служб Ярославля и Иванова
С руководителями милицейских служб Ярославля и Иванова

(Продолжение. Начало в №76).

Понятно, что саму эту границу Щадрин со своими подчиненными не охранял. Но он наладил тесное и плодотворное сотрудничество с  коллегами из Прибалтики и Республики Беларусь, департаментами Латвии и Эстонии. Благодаря этому было раскрыто и предотвращено большое количество  преступлений, в частности,   контрабанда оружия, предметов культурной и  исторической ценности, незаконная рубка и вывоз древесины.
Щадрин не безуспешно пытался оберечь  и другую границу — экономическую. А времена тогда стояли лихие. Страну рвали все, кому не лень. Рынок хорош, когда он рынок, а не базар, где всякий норовит обвесить, обмануть, украсть, объегорить… Вот с базаром-то генерал и боролся — в силу отпущенных ему прав и возможностей. И тем самым очень не понравился псковскому губернатору. Впрочем, тот не понравился Щадрину еще больше.

Тогдашний руководитель области  окружил себя людьми, которые занимались вымогательством, «крышеванием», отмыванием денег и взяточничеством. И когда одного из них повесткой пригласил следователь, он ее проигнорировал. Назрел конфликт между местной  властью и УВД области. С. Ф. Щадрину пришлось ежечасно докладывать министру внутренних дел о происходящих событиях. Чтобы склонить Сергея Федоровича на свою сторону, местная власть вызвала из Москвы одного из тогдашних влиятельных политиков. Встретившись с начальником УВД области,  он положил перед ним ключи от новой столичной квартиры и при этом заверил, что подберет для него достойную высокооплачиваемую работу. Но С. Ф. Щадрин отказался от этих «подарков», для него  прежде всего  был закон, а закон был на его стороне.

Тогда уже губернатор вызвал его на ковер и стал угрожать: «Не замнем дело — не быть тебе начальником управления». Сергей Федорович  заявил: «Вор должен сидеть в тюрьме». Однако после этих разговоров понял: не предпримет  чего-нибудь для своей защиты, его попытаются «съесть». Как раз намечались выборы депутатов областного собрания. Щадрин  стал одним из пятнадцати кандидатов по первому избирательному округу. Условия были неравные. Материалами   с критикой    управления, лично его как  начальника были наводнены все средства массовой информации. Жена говорила: «Мне кажется, включаю утюг, тебя и там ругают». Для общения с избирателями генералу выделили всего десять минут на телевидении. Он понял: надо  встречаться с людьми, говорить с ними, отвечать на вопросы. Его штаб организовывал до восьми встреч ежедневно, и всегда залы были полны.   На территории округа находился СИЗО. Щадрин решил встретиться и с подследственными — они ведь тоже имеют право голосовать. Его уговаривали: «Не ходи. Тот контингент тебя никогда не поддержит». А он  пошел. После его победы на выборах выяснилось, что четыреста с лишним человек  из СИЗО проголосовали за начальника управления, а двести, которым было «западло поддерживать мента», — против всех.  Борьба главного милиционера области с губернатором вступила в новую фазу. На сессиях областного собрания он и другие депутаты, среди которых встретил единомышленников, не давали покоя главе  областной администрации, непрестанно обращаясь к нему с де-путатскими запросами. А информацией милиция  владела такой, что ему приходилось несладко. Поняв, что иным путем избавиться от С. Ф. Щадрина не удастся, губернатор сам активно ходатайствовал  о его переводе в Москву.

Работая в Псковской области, Щадрин в редкие часы отдыха любил посещать старинные храмы.

— Они там очень красивые, — вспоминает Сергей Федорович. — Чего, к примеру, стоит  Псково-Печерский монастырь, возведенный  еще в ХIV веке. Там особая атмосфера. Не люблю современные храмы с евроремонтами, не хожу туда. Они не впечатляют. Ну а со служителями церкви мне в свое время пришлось пообщаться немало.

В 1998 году Щадрина перевели в Москву — на должность первого заместителя начальника Управления собственной безопасности МВД. Дело это было новое. Многое в нем и по сию пору остается непонятным. Впрочем, долго на этом месте ему поработать не дали.

В сентябре 1999 года вызывают вдруг Сергея Федоровича к министру. Тогда им был Владимир  Борисович Рушайло. И велел министр срочно ехать в Ростов — начальником ГУВД области.

Ростов в криминальном мире России всегда занимал особое место. Недаром он не просто Ростов, а Ростов-папа. Юг России — пороховая бочка. И чуть ли не каждый день в то время  в нее вставляли зажженный фитиль. И дело  было не только в близости Чечни. На территории Ростовской области, например, в Орловском районе компактно проживают 7 тысяч турок-месхитинцев, в Дубовском районе — 12 тысяч тех же чеченцев, только в одном Ростове — 89 тысяч армян…

Тут тебе и история, в которой были и Братья Толстопятовы — самая страшная банда времен брежневского тихого правления, и народные волнения в Новочеркасске времен неугомонного Хрущева, и всемирно известный Чикатило. Тут тебе и современность — заказные убийства, похищения людей, межнациональная рознь, чудовищная коррупция, разгулявшийся бандитизм.

Щадрин понял: в первую очередь ему надо навести порядок в своей — милицейской — епархии. По городу и области ползли слухи о милиционерах-разбойниках…  Чего стоило только одно дело о похищении офицерами милиции сына тамошнего банкира. Пришлось теперь уже генерал-лейтенанту Щадрину чистить эти авгиевы конюшни… За полтора года было возбуждено двенадцать крупных уголовных дел, по которым проходили «оборотни» в милицейских погонах, полсотни ростовских «мусоров» попали под суд.

О том, что служить пришлось в разных регионах, Сергей Федорович никогда не жалел. Новые впечатления, интересные люди — все это вместе с профессиональными навыками пополняет копилку жизненного опыта офицера. Например, он с детских лет  увлекался творчеством Шолохова, был буквально заворожен его литературным мастерством. И, естественно, работая в  Ростовской области, не мог не побывать в станице Вешенская, где находится Дом-музей писателя. Там же, на донской земле, познакомился с его сыном Михаилом Михайловичем и дочерью Светланой, внуком Алексеем.

При образовании федеральных органов Указом Президента России Сергей Федорович получил должность руководителя Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу. Стал подбирать себе кадры. И тут один из его  друзей  говорит, что распущено одно из подразделений МВД и без работы остался полковник В. А.  Колокольцев.  Узнав, что  из себя представляет этот человек, Щадрин пошел  к начальнику кадров МВД.  Под предлогом познакомиться с личным делом офицера, взял папку  и, несмотря на все увещевания хозяина кабинета  (документы посторонним лицам нельзя было уносить),  так ее ему и не отдал. В настоящее время В. А.  Колокольцев  — министр внутренних дел РФ. И при встречах с Сергеем Федоровичем  всегда вспоминает то непростое в его жизни время и ту поддержку, которую он ему оказал.

С  поста руководителя Главного управления МВД по ЦФО С. Ф. Щадрин был назначен заместителем министра МВД РФ. Принимал участие в организации работы органов внутренних дел Чеченской Республики. Был там 9 раз. Защитил диссертацию, был профессором кафедры Управления органами внутренних дел Академии Управления МВД РФ.  Именно на этот период приходятся его яркие интервью на радио и телевидении, в газетах, журналах  о роли милиции в обществе, об улучшении условий  работы сотрудников, о  нехватке элементарной техники, о поднятии  авторитета человека в погонах.

-   Надо больше пропагандировать хорошее, положительное. — говорил он. — Есть такая поговорка: «Назови человека тысячу раз свиньей, на тысяча первый он хрюкнет». Такой принцип и здесь. На «ментов» мы уже не обижаемся. Но когда на экране телевизора люди видят бандита, который живет, ни в чем себе не отказывая, занимается благотворительностью, и опера, который, придя домой, «засаживает» стакан водки и, утершись рукавом, слушает очередной скандал жены на тему «Почему так мало денег»… Общественное мнение создается именно таким образом. А о том, что со своей службой тот же самый опер не видит семьи, не может нормально воспитывать своих детей, не вылезает из командировок, в том числе и на Северный Кавказ, все молчат. А вспомните того же дядю Степу -  на стихах о нем выросло не одно поколение наших людей. И кто-нибудь может сказать, что это плохой образ?..

Пусть кто-то назовет меня чудаком, но я уверен: если сегодня увеличить нашим работникам зарплату в 10 раз, милиция лучше не станет. Разумеется, я не против достойной оплаты труда. Но если бы только в этом было дело! Вот скажите, можно ли качественно выполнять новые, сложные задачи, используя старые средства? А мы ведь, что скрывать, в компьютерный век «сохой пашем». К примеру, борьба с наркоманией. В большинстве райотделов у нас нет специальных весов для взвешивания героина и прочего наркозелья. В лучшем случае — 3-4 приспособления на область. А ведь для суда каждый миллиграмм имеет значение.

А сколько мы имеем компьютеров? Ничтожно мало. А с чем выезжает следственно-оперативная бригада на место преступления? Стыдно сказать. Ныне уже пора каждому участковому иметь свой банк данных. Не в записной книжке — в компьютере!

Пора повсеместно иметь нормальное помещение РОВД или ГОВД, в котором бы не протекала крыша, не гнили полы, не продувало сквозь стены. Я имею ввиду сухой, теплый кабинет, добротный стол, стул не на трех ножках. Чтобы у оперативника имелись все нужные для работы процессуальные бланки. И еще многое другое, так необходимое в оперативной работе…

Игорь АНТОНОВ

(Окончание следует)