Не от мира сего

 Памяти священника села Холуй Владимира Крицкого и новоклязьминского иеромонаха Константина Блинова.

Льёт ли тёплый дождь, падает ли снег.

Я в подъезде, возле дома твоего стою,

Жду, что ты придёшь, а быть может, нет,

Стоит мне тебя увидеть-

О, как я счастлив…

Узнали? Совершенно верно, это слова из «Восточной песни» на слова Онегина Гаджикасимова, исполнял эту песню в 1970-е годы Валерий Ободзинский.

Поэт-песенник Онегин Гаджикасимов родился в Баку , 4 июня 1937 года, в аристократической мусульманской семье, из которой вышло множество известных в Азербайджане политиков, юристов, литераторов и врачей. Мать Онегина Гаджикасимова, Махтабан – ханум, была большим знатоком и любителем русской литературы и поэзии, именно она привила Онегину любовь к русскому языку. В год рождения сына отмечалось 100-летие со дня смерти А.С. Пушкина, и Махтабан — ханум назвала своего сына в честь своего любимого литературного героя.

В начале 1960-х годов Онегин Гаджикасимов окончил Литературный институт имени Горького в Москве. Его литературным успехам могли позавидовать тогда многие. В 1960-70-е годы поэт-песенник Онегин Гаджикасимов был очень востребован  и песни на его стихи были необычайно популярны. «Восточная песня», «Алёшкина любовь» (Говорят, что некрасиво отбивать девчонок у друзей своих), (Позвони мне, позвони), (Ты мне вчера сказала, что позвонишь сегодня), вспомнили? И много других. Песни эти исполняли  Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон, Поллад-Бюл-Бюль-Оглы и другие известные исполнители. Онегин Гаджикасимов также был известен как переводчик на русский язык множества зарубежных песен, которые исполняли тогда советские вокально-инструментальные ансамбли.

И вдруг на самом пике популярности, славы и благополучия Онегин Гаджикасимов исчезает с музыкального «Олимпа». А через некоторое время в Оптиной пустыни появляется новый монах Силуан (в миру Онегин Гаджикасимов).

Вот что написал в своей статье Кетеван Циклаури: «…Не может быть! По меньшей мере, странно! Возможно, он принял это решение в порыве эмоций! Возможно, под действием импульса! Именно так, отказываясь понимать, все тогда «рассуждали». Это сейчас некоторые из тех, кто знал его в те годы, готовы снять кавычки и действительно рассудить, попытаться понять. Но те, кто так и остался в той, прошлой для него, жизни, никогда не поймут. Даже многие из паствы, не имея представления о том, кем он был до крещения, узнав, давались диву, и, может быть, так же, как и те, кто оставался по ту сторону, в прошлом – в их общем прошлом и с ним прежним, до конца поймут его не скоро…»

Как-то одна женщина задала мне такой вопрос: «…Была недавно в Загорске (Сергиевом-Посаде), в монастыре (Троице-Сергиевой Лавре), видела там много молодых монахов. Зачем же они себя лишают молодости, жизненных удовольствий и т.п.?

А действительно, зачем?!

Сейчас с телевизионных экранов нам постоянно внушают: жизнь коротка, и поэтому нужно попробовать в этой жизни всё! Возьми от жизни всё!

Но от жизни всё взять просто невозможно!

Хотя многие всё же пытаются любыми путями достигнуть высшего материального благополучия. Вспомните замечательный детский мультик «Золотая антилопа», в котором жадный раджа смеётся над антилопой, которая в обмен на жизнь мальчика говорит, что даст ему очень много денег. Раджа говорит, что очень много денег не бывает.

Сколько жадному человеку не дай, ему всё будет мало…

В « Каноне покаянном ко Господу нашему Иисусу Христу» есть такие слова: «Не надейся душе моя, на тленное богатство и на неправедное собрание, вся бо сия не веси кому оставиши, но возопий: помилуй мя Христе Боже, недостойного».

Как точно сказано: «тленное богатство» и «неправедное собрание», все, что мы с вами имеем, не сегодня-завтра превратится в ничто, а «неправедное собрание», то есть то, что создано и приобретено неправедными греховными путями, будет нам не на пользу, а во вред…

К. Циклаури продолжает: «…Можно подумать, речь идёт об отчаявшемся человеке, потерянном для друзей, бесславно забытом, или о том, кто ушёл — и сделал это самым безрассудным образом. Так, именно так мы склонны воспринимать людей, которые в одночасье лишают себя славы, денег, имущества и даже возможности быть сытым и в тепле. Почти как самоубийц. Но он ушёл спасаться. Спасать тех, кого любил…»

Православие Онегин Гаджикасимов принял в 1985 году, когда ему было 49 лет.

Через два года после крещения он решает ехать в монастырь и принимает монашеский сан с именем Силуан. В Оптиной пустыни в молитвенном подвиге и тяжком труде (в восстановлении разрушенной обители) проводит некоторое время. У отца Силуана никогда не было прихода, и настоятелем он не был. Но невероятный труд, постоянный подвиг – всё это совершенствовало его, и уже он сам представлял храм души своей, вмещавшей огромное количество любви, духовных сил и доброты…

Пример ухода в монастырь для творческих людей далеко не единичен. В городе Иваново, в Свято-Введенском женском монастыре подвизается в монашеском подвиге монахиня Ольга (в миру Ольга Фроловна Гобзева). У матушки Ольги в миру была такая же примерно, как и у Онегина Гаджикасимова, успешная карьера, но в кино. Она окончила ВГИК, снялась более чем в 40 фильмах, а с 1992 года подвизается в монашеском подвиге.

Выше была упомянута благословенная Оптина Пустынь. Православному человеку это название очень о многом говорит, так же как Троице-Сергиева Лавра, Псково-Печерская Лавра, Серафимо-Дивеевский монастырь.

Но с Оптиной связана история новомучеников-монахов, погибших за веру Христову в недавнее время. Это иеромонах Василий (Игорь Росляков), инок Ферапонт (Владимир Пушкарёв) и инок Трофим (Леонид Татарников), все трое приняли мученическую смерть в Оптиной пустыни на Пасху 1993 года.

Пасхальным утром 18 апреля 1993 года иноки Трофим и Ферапонт звонили на колокольне, возвещая Пасхальную радость, они были убиты первыми, иеромонах Василий шёл в скит исповедывать молящихся, но у скитских врат, спеша на помощь братьям, был настигнут убийцей-сатанистом.

Все трое были молодыми людьми, к моменту убийства им не было ещё и 40 лет.

Так за что же так враг рода человеческого не любит православных христиан и люто ненавидит, православных монахов?

Обратимся к замечательной книге «Отец Арсений» (Москва. Издательство Православного Свято-Тихоновского института).

«…О монастырях, помню, шли споры: нужны они или нет? «Монахи- тунеядцы, бездельники, только лбы расшибают, делом бы занялись». Слышу и удивляюсь, когда слова эти говорят люди, верящие в Бога. Монастыри спасают мир, людей, в них возносятся пламенные молитвы об искуплении человека от греха, прощении его, даровании мира, спасения отчизны. В монастырях утром, днём, вечером, ночью возносятся молитвы за грешное человечество. Россия держится на монастырях, и покуда будет существовать хотя бы один монастырь, будет жить Русь православная…»

Здесь же говорится об одном из монахов Нило-Столбенской пустыни отце Серафиме, бывшем князе, представителе одного из знатных дворянских родов: «…Я знал отца Серафима по лагерю, — произнёс о. Арсений, но не так подробно был осведомлён о его жизни…Был с ним в одном лагпункте и бараке несколько месяцев и до глубины души поражался его отношением к окружающим заключённым. Он физически был слабым человеком и по лагерным нормам обязательно должен был быть объектом издевательств и развлекательных избиений с постоянным отнятием хлеба, но всё складывалось по-другому. Его не избивали, не отнимали пайку и даже по-своему уважали. Немощный старик, усталый от грязной работы, он постоянно о ком-то заботился. Был ли это осуждённый по 58-й статье, «вор в законе», бытовик или один из представителей шпаны, — все для него были равны, помощь от беспредельной доброты о. Серафима правильно понимали и принимали…»

В юные годы о. Серафим, тогда юный князь Алексей N, побывал в Оптиной пустыни у старца Анатолия и тот предсказал ему, что Алексей в будущем будет носить золото вёдрами, предсказание сбылось…

В страшном «СЛОНЕ»- Соловецком лагере особого назначения — о. Серафим пробыл долгое время…

Какое- то время вместе с о. Серафимом на Соловках убирал нечистоты и архиепископ Илларион (Троицкий). О. Серафим обратился к нему: «…Владыка! Что мне делать? Убираю нечистоты, иеромонах я, обязан денно и нощно молиться, но как могу, грязный, пакостный? Крестного знамения рукой такой не положишь. Что делать? Мысли суетные стали одолевать…»

Владыка Илларион сказал: «Необходимо молиться так, чтобы окружающий вас мир ушёл и в душе жила одна только молитва. Грязной рукой крестного знамения не кладите на себя, а мысленно возведите глаза вверх, потом вниз, направо и налево. Вы совершите крестное знамение, а в бараке, очистившись от грязи, креститесь рукой. Молясь во время работы, уйдя в молитву, не будете видеть грязь и смрад. Так делаю я, и это помогает переносить все тяжести…»

Вот так получается, что монахи молятся о всём мире, о спасении мира, а мир их ненавидит!

Сам Господь сказал: — «Будете ненавидимы имени моего ради» (Лук. 21, 17). «Если мир вас ненавидит, знайте, что меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир бы любил своё; а так как вы не от мира, но я избрал вас от мира: потому ненавидит вас мир» (Иоан.15, 18-19).

Если кто бывал в Троице-Сергиевой Лавре, знает, сколько болящих и страждущих приезжает к святым старцам Науму и Кириллу, люди уже отчаявшиеся обретают здесь вновь смысл жизни и надежду на спасение.

Первого насельника и основателя Свято – Троицкой Лавры – преподобного Сергия Радонежского называют игуменом всея Руси. Так оно и есть. Кто читал житие преподобного Сергия, тот знает, сколько добрых дел он сделал для Святой Руси и ныне продолжает делать. К его мощам в Троице-Сергиеву Лавру ежедневно приезжают тысячи людей, и батюшка Сергий помогает всем, тем, кто с верою и искренней надеждой обращается к нему.

Люди едут в Троице-Сергиеву Лавру, в Дивеево, в Оптину пустынь и в другие монастыри, твёрдо веря и зная, что там им обязательно помогут. Кто-то очень хорошо сказал, что в монастырях небо много ближе к земле.

В. КОПРОВ