«1917. Первые шаги советской власти в Юже» Работа Ю. Стекловой и Е. Струковой

В последние годы все заметнее проявляется тенденция в том, что историки, краеведы рассматривают вопросы далёкого прошлого, то, что происходило столетия назад. А вот советский период истории нашего государства стал почему — то предаваться забвению. Мы согласны, что нужно помнить о негативных фактах нашей истории. Например, о тех, кто был репрессирован советской властью. Однако нельзя забывать и тех, кто всем сердцем и душой с первых дней советской власти верил в светлое будущее своего народа и боролся за это. История нашего города, ныне городского поселения, тесно переплетается именно с советским периодом нашего государства.

На начало 1918 года в Юже проживало около 12 тысячи человек согласно «Справочнику по административно — территориальному делению Ивановской области 1918—1965» Село Южа (в ряде источников его называют поселком) входило в состав Вязниковского уезда Владимирской губернии. Но уже в 1918 году возник вопрос о присоединении Южи к Иваново-Вознесенской губернии. В заметке Рабочего края от 12 октября 1918 года говорится об общем собрании работающих на фабрике Товарищества А.Я.Балина, на котором они настаивают «на необходимости присоединения к Иваново-Вознесенской губернии, как в политическом, так и в экономическом смысле... » Очевидно, события гражданской войны отодвинули решение данного вопроса. Лишь Декретом ВЦИК от 24 мая 1921 года Южская волость Вязниковского уезда была перечислена в Шуйский уезд Иваново-Вязниковской губернии. В 1924 году произошло укрупнение волостей. Южская волость осталась в составе Шуйского уезда среди других 9 волостей. Одновременно она была укрупнена за счет Мугреевской волости Шуйского уезда и Холуйской волости Вязниковского уезда Владимирской губернии. Как город Южа был утвержден постановлением ВЦИК от 6 июня 1925 года, а Южский район с центром в г.Южа образовался постановлением Президиума ВЦИК от 10 июня 1929 года. В состав района вошли 29 сельских совета.

К началу 1917 года политическая атмосфера в Иваново-Вознесенском промышленном районе, как и в других районах страны, накалилась до предела. Царское правительство ожесточенно боролось с надвигающейся революцией, повсюду составлялись планы этой борьбы. В 1916 году составил план и вязниковский исправник. Представляя его губернатору, исправник писал: «Самым опасным пунктом в смысле возможностей возникновения беспорядков является Южская фабрика Товарищества А. Я. Балина,

 

 

постановлением ВЦИК от 6 июня 1925 года, а Южский район с центром в г.Южа образовался постановлением Президиума ВЦИК от 10 июня 1929 года. В состав района вошли 29 сельских совета.

К началу 1917 года политическая атмосфера в Иваново-Вознесенском промышленном районе, как и в других районах страны, накалилась до предела. Царское правительство ожесточенно боролось с надвигающейся революцией, повсюду составлялись планы этой борьбы. В 1916 году составил план и вязниковский исправник. Представляя его губернатору, исправник писал: «Самым опасным пунктом в смысле возможностей возникновения беспорядков является Южская фабрика Товарищества А. Я. Балина,

 

отстоящая от города Вязников более чем на 55 верст... В селе Юже находятся: один полицейский надзиратель, 2 урядника, 6 городовых и 10 конных стражников, такого количества, принимая во внимание исключительно буйное настроение фабричного населения, весьма недостаточно. В то время как в Вязниках и других фабричных пунктах уезда экономические несогласия фабрикантов с рабочими не требуют со стороны полиции принятия каких-либо особых мероприятий, в селе Юже всякая остановка работ сопровождается большими или меньшими осложнениями, а иногда даже беспричинными беспорядками, имеющими уже политическую окраску...».

С такой характеристикой полиции южские рабочие пришли к Февральской революции 1917 года.

После февральских событий 1917 года в Юже создается Исполнительный комитет, который принимает оружие и имущество надзирателя. Создается народная милиция. В данный комитет избраны в основном те же лица, которые были у власти и до революции, что вызвало недовольство рабочих города, вышедших уже в начале марта на главную улицу. Наш интерес вызвал документ — протокол совещания учащихся Южского района от 11 марта 1917 года, в котором красной нитью проходит идея воспитания детей в духе «объявленных свобод и подчинения существующей власти» . Учителям запрещалось пропагандировать свои политические взгляды. 7 марта данный вопрос поднимался на собрании преподавателей в высшем начальном училище (здание средней школы №3).

 

На общем собрании граждан Южи 12 марта избирается «Совет рабочих депутатов», деятельность которого должна проходить в тесном контакте с комитетом. Председателем Совета избирается столяр фабрики И.Ф.Страхов. Он и еще один член Совета едут в Московский Совет для уточнения своих задач, главная из которых — как можно скорее закончить войну. Но уже 25 марта Совет переизбирается и меняет тактику в отношении Временного правительства: «Оказывать полное содействие. Война до полной победы». 14 апреля Совет решает ввести на фабрике 8- часовой рабочий день, а 16 апреля этот вопрос рассматривается на общем собрании рабочих, хотя большинство в Совете занимали меньшевики и эсеры. Была проведена и первомайская демонстрация, но в целом обстановка весной 1917 года по воспоминания очевидцев оставалась спокойной.

В начале августа в Южу приезжает Жданов и происходит размежевание в Южской ячейке РСДРП большевиков и меньшевиков. РСДРП (большевиков) становится самостоятельной                 организацией

. Активным членом её является Иван Афанасьевич Кирьянов, вступивший в большевистскую ячейку еще в мае 1917 года. Об этом человеке, который боролся за установление советской власти в городе и отдал свою жизнь за светлое будущее можно прочитать в многочисленных публикациях.

Тесно связано с революционной страницей нашей истории имя командарма СССР Михаила Васильевича Фрунзе,                   неоднократно

приезжавшего в Южу. В последний свой приезд в феврале 1918 года он выступал в клубе Южской фабрики, где призвал рабочих провести набор добровольцев в вооруженные отряды Красной Армии и в продовольственные

 

отряды по изъятию хлебных излишек у зажиточной части крестьянства.

После Октябрьских событий в Юже был создан волостной революционный комитет. Первым председателем был И.А.Кирьянов. В Южском Совете меньшевиков и эсеров переизбирают. Опорным пунктом Совета на Южской фабрике стал фабрично — заводской комитет. При нем были созданы контрольная комиссия над производством и орган надзора. Последний ведал приемом и увольнением рабочих, служащих и инженерно- технического персонала, их перемещением, трудовой дисциплиной, разбирал возникающие конфликты.

По его настойчивому предложению всем работающим на фабрике подросткам было вменено в обязанность учиться в школе ежедневно по 2 часа. Если при этом часы ученья совпадали с рабочими часами, подростки отпускались с производства с сохранением заработка.

 Контрольная же комиссия до создания правительственного правления фактически управляла производством совместно с Советом и профсоюзом. Интересным документом органа надзора является запрос руководству фабрики о точных сведениях, не явившихся на работу рабочих и служащих 17/30 июля. В Юже, как правило, квалифицированных рабочих не хватало. Их вербовали агенты Балина в Шуе, Кохме, Иваново- Вознесенске и других местах. Летом по реке Тезе на баржах их везли в Южу, а весной на тех же баржах многие из них возвращались обратно. Так происходило ежегодно. Очевидно, после тяжелой зимы 1917 — 1918 годов многие из таких работников не вернулись.

На июль 1918 года падает контрреволюционный мятеж, начатый эсерами в Юже. По инициативе Южской фракции большевиков уже в апреле
 

 

губернский революционный комитет обращается с просьбой в Совет Комиссаров о выдаче оружия Южской фракции из-за ненадежности состава Совета.

Воспользовавшись тяжелым продовольственным положением рабочих, эсеры и меньшевики пытались спровоцировать их на мятеж. Они захватили здание исполкома, искали список большевиков, чтобы расправиться с ними. Фабрика была остановлена, а пришедших на смену рабочих лидеры восстания агитировали открыть митинг и организовать демонстрацию. Но хлынувшая из ворот толпа рабочих, среди которых было много молодежи, разошлась по домам. А.Кривцов в своей книге «Сотканная жизнь» пишет, что «для подавления восстания Иваново — Вознесенский и Шуйский Советы послали роту революционных солдат, которые с южскими мятежниками расправились очень быстро». Это искажение фактов. По многочисленным воспоминаниям участников тех далеких событий А.Батюшкова, Д.Васильева и других мы знаем, что на подавление контрреволюционного восстания выехали сотрудники Вязниковской чрезвычайной комиссии с группой милиционеров. Выгрузившись поздно вечером с парохода в Глушицах, они направились к селу и на подходе к Юже встретились с высланной им навстречу группой повстанцев. Среди них были работники местной милиции, которых чекисты знали в лицо. Приняли их за своих. Воспользовавшись этим, контрреволюционеры внезапно напали на прибывших, разоружили их и избили. После этого был выслан отряд красноармейцев — 20 человек из Вязников во главе с членом только еще формировавшейся губернской чрезвычайной комиссии Михаилом Капустянским. Красноармейский отряд благополучно прибыл в Южу и разместился в конторе фабрики. Внешне там было все спокойно, и командиры, допустив определенную беспечность, не выставили даже наружной охраны.

 

Эсерам удалось обезоружить отряд. Часть красноармейцев были арестованы, а часть вернулась в Вязники. Затем уже из Владимира 3 июля в Южу для подавления восстания прибыл батальон 82 полка с пулемётами. В течение 5 дней Южа имела вид военного лагеря. Руководители были арестованы, 5 человек расстреляны. Совет был восстановлен из депутатов с большевистским уклоном. Поводом для выступления могла стать и национализация фабрики, объявленная декретом от 28 июня 1918 года собственностью РСФСР.

18 октября 1918 года были проведены выборы правительственного правления национализированной фабрики. Председателем профкома среди членов правления был избран Д.Н.Кустов.

Деятельное участие в жизни фабрики принимал И.А.Кирьянов. Городской

*

комитет партии большевиков в этот период располагался в здании дачи Балина, куда также были переведены комсомольская ячейка и клуб коммуны, находящийся под контролем Марии Никифоровны Седовой — женорганизатора при горкоме партии в 1918 — 1922 гг., позднее — директора фабрики.

4

Главными проблемами к концу 1918 года стала угроза голода, эпидемии. Так описывает жизнь рабочих Южи газета «Рабочий край» от 5 октября 1918 года: «Рабочие фабрики вынуждены ходить на несколько десятков верст в деревни и обменивать на хлеб последнюю одежду, швейные машины, самовары, одним словом, всё, что было приобретено долгим и

V                                                                                                                                                        ,

упорным трудом. На почве недоедания стали появляться эпидемические заболевания. Медицинский персонал вынужден работать и днём и ночью, но страшная и необъяснимая болезнь вырывает самые лучшие молодые силы». 3 октября 1918 года общее собрание рабочих фабрики ввиду эпидемии

 

(более 900 больных) постановило: фабрику остановить с 4 октября на неопределенное время. Рабочие фабрики получили месячный паёк, в котором было: муки ржаной — 2 фунта, муки овсяной — 3 фунта, хлеба печёного — 2 фунта, дуранды — 2 фунта. Сахара не было совсем.

К концу августа 1918 года в Юже был сформирован первый продовольственный реквизиционный отряд, в который добровольно вступили лучшие рабочие фабрики. В течение нескольких месяцев отряд выполнял свою миссию и был расформирован лишь 1 декабря 1918 года.

Одновременно уездным комитетом партии была организована делегация из рабочих в Москву. Иван Павлович Колесов, член партии с 1909 года, вспоминает: «...делегация во главе с председателем исполкома Матвеевым была принята Лениным, который созвал заседание Совнаркома, где и был заслушан доклад нашей делегации... Нарком внутренних дел И.Ф.Владимирский заявил, что Вязники-это гнездо контрреволюции, возглавляемое эсерами и меньшевиками и что туда вместо хлеба надо послать броневик и стереть с лица земли это контрреволюционное гнездо... Но Ленин предложил выделить 20 вагонов муки для снабжения рабочих». Из этих 20 вагонов 6 были предназначены для рабочих Южской фабрики. Ленин лично интересовался оказанием помощи южанам телеграммой: «Вязники. Правлению Южской национализированной фабрики. Наркомпродом уже третьего дня даны срочные распоряжения погрузки хлеба из Нижнего для Вязниковского распределительного пункта. Советую поехать в Нижний. Даю Вам полномочия. Торопитесь. Жалуйтесь мне если будет волокита. Ленин». На ксерокопии фото документа стоит четкая дата 28 ноября, а в литературе мы встречаем дату 28 декабря.

 

Проблема голода не была снята и в 1919-20 годах. Хотя уже осенью 1918 года рабочие стали готовить участки под озимую рожь и весенние посадки картофеля. Многие были не в состоянии сажать картофель целыми клубнями. Из продовольственных клубней вырезались «глазки», их берегли до весны и потом высаживали в грядки. Таким образом, весной 1919 года у многих появились участки с различными посевами, правда, очень небольшими.

Неоднократно на территории Южи создаются новые продовольственные отряды. По данным архива они назывались «Реквизиционные продовольственные отряды по мобилизации и добровольно». Первый такой отряд в количестве 115 человек был создан еще 17 января 1917 года (до установления советской власти). В списках такого отряда от 10 января 1919 года в составе 103 человек мы нашли фамилию Кураева Николая Алексеевича за №79. Она вызвала интерес тем, что в архиве краеведческой студии есть материал о рабочем движении в Юже в конце XIX — начале XX веков. По воспоминаниям сына Кураева Алексея Николаевича, отец был участником первой маёвки в Юже, но в партию так и не вступил и активным участником революционного движения не стал. Очевидно, в данный отряд Николай Алексеевич был мобилизован. Рабочие не горели желанием вступать в продотряды. Но, с одной стороны — голод, а с другой — гнев

о

крестьян. Многие продотрядовцы погибли, добывая хлеб.

Легендарной является поездка в феврале 1919 года в Москву к Ленину делегата от южских рабочих слесаря — ремонтника В.А.Борзова. На
.

 

волостном съезде по перевыборам Исполнительного Комитета совета рабочих и крестьянских депутатов от 12 января 1919 года В.А.Борзов возглавил агитационный отдел. Результатом поездки стали два вагона с продовольствием для Южи, доставленные через станцию Мстёра.

Обещая Ленину, что пролетариат Южи поддержит страну, Борзов через партийные организации стал проводить агитацию        по созданию

добровольческого отряда, направленного на борьбу с Колчаком. Такой отряд был создан. Сохранилась фотография южских рабочих у здания совета перед отправкой на борьбу с Колчаком. На заднем плане хорошо просматривается плакат с надписью: «Ю. О. К. Б. Все на борьбу с Колчаком!»

Ю. О. К. Б. расшифровывается как «Южская организация комитета большевиков», но почему-то в литературе,

воспоминаниях мы находим расшифровку как «Южская организация партии большевиков».

Но не только одними революционными событиями и борьбой жили южане. Перелистывая протоколы фабкома, мы нашли много интересных записей. Например:

1)    январь 1919 — заседание о питании детей дошкольного и школьного возраста;

2)     февраль 1920 — об открытии детских садов; детские сады были открыты сразу же на первом этаже дома приезжих (здание бывшего райисполкома);

3)     5 января 1920 — о погрузке и выгрузке в Полтаву топлива;

4)     21.11.20 — заседание об организации художественной студии оркестра духовой музыки.

Фабком интересовался вопросами присоединения волости к Иваново- Вознесенской губернии, открытием детских яслей и другими. Все эти вопросы не только рассматривались, но и решались.

 

В 1923 году в условиях экономической блокады и голода фабрика была остановлена. В заявлении делегатов Южской мануфактуры, уполномоченных общим собранием рабочих от 25 июля 1923 года, говорится: «Нельзя забывать тех жертв, которые принесли южские рабочие революции... большую ошибку сделает ЦК, если позволит распылить пролетариат...».

Областная и районная партийные организации приняли единственно правильное решение: разместить рабочих по другим городам текстильного края, чтобы обеспечить людей работой, а значит хлебом. Фабрику вновь пустили только в июле 1925 года. Но это уже другая страница истории нашего города.